Статья: Стандартизация на службе инквизиции

Обратимся к аспектам стандартизации, о которых говорят мало или вообще не говорят. Принято считать, что тотальная стандартизация будет той самой дорогой, которая приведет нас в рай. Однако не будем забывать, куда ведет дорога, выложенная благими намерениями.

Обобщая блага, даримые нам стандартизацией, скажем, что стандартизация предопределяет гарантированное качество продукту той или иной технологии. Потребитель технологии, построенной на принципах стандартизации, может чувствовать себя комфортно: он получает продукт по приемлемой цене, который при выполнении условий эксплуатации обеспечит выполнение паспортных характеристик. Такой продукт можно смело выставлять на рынок и получать прибыль. Однако в современных условиях выигрывает тот, кто выходит на рынок с продуктом, ошеломляющим потребительский спрос. В такой постановке стандартизация оказывается сдерживающим фактором. Насколько это болезненно можно судить по злополучному «Жигулю». Несколько десятков лет нас «баловали» незатейливым дизайном: то двумя коробками, сложенными в стопку, то «зубилом».

Стандартизация обеспечивает стабильность технологии за счет некоторой условной инерционности. Для того, чтобы оценить плюсы и минусы этого обстоятельства обратимся по аналогии к подвижным объектам. Большой морской или воздушный лайнер обеспечивает высокий комфорт пассажирам, стабильность траектории перемещения в пространстве за счет большой инерционности. Однако бесконечное наращивание инерционности транспортного средства неизбежно ведет к его уязвимости. Можно привести примеры с «Титаником», дирижаблями, самолетами-гигантами. Заманчивость идеи гигантизма подвижных объектов заставляет разработчиков возвращаться к этой идее на новых витках развития техники и технологий. Но оправданием для их могут служить новые системы обеспечения безопасности, в том числе и прогнозирующие опасные эволюции состояния подвижного объекта.

В то же время, москиты не «дружат со стандартизацией», их полет непредсказуем, поэтому они, практически, неуязвимы. Из этого не следует вывод о необходимости отмены стандартизации, однако, опираясь на приведенные примеры, рассмотрим перспективы нашего развития под флагом тотальной стандартизации.

В советское время было принято вести себя «как все», быть «унифицированным винтиком», ходить в форме, и носить одинаковые прически. Человек, и не только российский, внутренне склонен к стандартизации. Всем знакомы штампы «стандарты уровня жизни», «средний американец» и т. д. Склонность приобщения к стандартам заставляет людей следовать моде. Есть, однако, так называемые «индивидуумы», мыслящие нестандартно (по их мнению). Отсюда появляются всевозможные «хиппи», «панки», «рокеры» и т. д., которые шарахаются от всего стандартного и сбиваются в стаи, где их опять, как на противоположной стороне кольца объединяет нечто общее, стандартное и по сути обыденное. Это соответствует фразе «когда я думаю, что не думаю, я все-таки думаю…». До банальности стандартно выглядит всевозможный пирсинг, «татухи» и прочие атрибуты, с помощью которых бедные неформалы пытаются вырваться из стандартной обыденности. Из той же оперы и попытки, не обусловленные природным отклонением, приобщиться к представителям нетрадиционной ориентации. Единственный способ достижения какой-либо нестандартности — это избегание человеческого общества. А это противоречит общественной человеческой природе.

Человечество мечется в замкнутом круге, пытаясь уйти от стандартной обыденности, и каждый раз попадает в банальное общество до боли одинаковых неформалов.

Умные люди знают, что выход из этого круга можно искать только в духовной сфере. Однако представитель духовной сферы по современной терминологии — «ботан заученный».

Стандартизация охватывает не только технику и технологии, а также упомянутые выше стандарты поведения. Это — и конституция, и законодательство, стандартизирующие иерархию человеческого общества. Здесь особенно наглядно видно, насколько опасна тотальная стандартизация. Стандартизованый процесс (не важно, какой природы) напоминает трубу, обеспечивающую ламинарное движение жидкости. Постепенно потребности общества растут, и это приводит к увеличению давления в трубе. Со временем она обрастает шлаками и дает течь в результате коррозии. Если такую трубу не заменять, а только латать по мере необходимости, то исход известен — труба разрывается.

Обществоведческие аналогии долго искать не придется. Всем известны хорошо предсказуемые и стабильные времена «застоя». Главный стандарт страны конституция и стандарты подчиненных ей более низких уровней — законы обеспечивали функционирование общественной системы. Однако постепенно сформировались общественные слои, дальнейшее развитие которых не укладывалось в рамки принятых стандартов поведения. В соответствии с существовавшим на то время законодательством (стандартами) решение сложившихся противоречий сводилось к перемещению значительной части общества «в места не столь отдаленные». А поскольку многие из кандидатов на такое перемещение были близки к власти и имели влияние на СМИ, то обществу стали навязывать мысль о несовершенстве его устройства. Были заметны целенаправленные действия со стороны руководящих структур на еще большее ухудшение ситуации с целью подготовки общества в смене конституционно-законодательной базы (главных стандартов) да еще на фоне пропаганды процветающего «забугорья».

Видно было, что пропагандисты всевозможных «ветров перемен» неплохо опираются на концепции системного анализа. Для повышения управляемости сложной системы нужно минимизировать количество входных, а тем более, — не контролируемых воздействий на систему. С этой целью организовывался тотальный дефицит. Достаточно было в таких условиях пообещать народу «вожделенную колбасу» и он выберет «спасителя» без особых сомнений. Общество вступило в эпоху тотальной смены стандартов.

А теперь, — о той самой духовной сфере, которая позволяет человеку определиться со своей уникальностью, и которая так же, как и все стороны жизни брошена под «каток стандартизации». Не будем долго обсуждать стандартную «попсу», «кинематограф» (заполненный бритыми затылками и эротико-ментовско-бандитскими сюжетами), конкурсы красоты со стандартами типа 90-60-90, стандартами худосочности, атлетичности и т. д. А уж пиво и водка, само собой, — что-то вроде «Русского стандарта». А уж отделка — по евростандарту…

Однако, это цветочки по сравнению со стандартизацией образования. Кажется, никто не говорил об отмене демократии в России, но то, что творится с разработкой стандартов в образовании является примером махрового диктата. Весьма странно видеть и слышать суждения неспециалистов по самым различным специальным областям знаний. Можно было бы закрыть глаза на Лысенковщину, воцарившуюся в системе образования, если бы разработка стандартов в образовании осуществлялась по стандартной процедуре, предусматривающей коллегиальное обсуждение. Однако, соборность, коллегиальность и демократизм в стандартизации российской системы образования не предусмотрены.

По стране слышится поступь кованного сапога ЕГЭ. Помнится, посмеялись примеру теста по литературе (вопрос: «что смешалось в доме Облонских?»; ответы: вариант 1 — всё; вариант 2 — ничего). Однако, если чуть более серьезно задуматься, то Лобочевский ЕГЭ не сдал бы. Это всё те самые гримасы стандартизации, которые унифицируют уникумов. Развивая эту мысль, можно вспомнить и Николая Коперника и Галилео Галилея, который вынужден был уступить средневековой инквизиции. Оказывается, Коперник учился в том самом Болонском университете, который для многих в российском образовании стал олицетворением современного мракобесия. Судя по всему, Болонский университет исторически действительно можно назвать проматерью мировой системы образования, однако есть подозрения, что имя этого учебного заведения эксплуатируется с весьма далекими от развития мировой системы образования глобалистскими целями. Никаких новых идей такая застандартизованная система образования породить не может. Без особых стеснений обществу навязывается так называемая многоуровневая система образования, включая и традиционно промышленные специальности. Остается только напялить конфедератки на бакалавров литейного производства, горнорудной промышленности и т. д. Это оставляет далеко позади «мартышку и очки», курящей в нервном экстазе.

Современная система преподавания поражает некомпетентностью и бессмысленностью. В ВУЗах основная часть рабочего времени убивается на подготовку методической документации. Если есть документация, то — всё в порядке. Давайте следовать стандартизации честно и определим, какой процент рабочего времени и на что должен тратить сотрудник ВУЗа. При этом не мешало бы понимать, что написание статей и книг должно быть следствием реально выполненной научной работы с конкретным и реальным выходом, а не результатом сканирования и компиляции плохо распознанных текстов. Со времен развала Союза связь высшей школы с промышленностью может считаться существующей весьма фрагментарно, а само такое взаимодействие часто выливается в циничные «откаты» с многократной прокруткой разработок советского времени.

А тут мы приходим к вопросу стандартной потребительской корзины. Наши «добрые» законодатели почему-то ограничивают ее минимально необходимыми продуктами не первой свежести, приобретаемым в дешевых магазинах, исключая одежду, коммунальные услуги, транспортные расходы, медицинское обслуживание. А уж о том, что нормальный человек должен содержать семью и не под открытым небом, речи вообще не ведется. Это стандарт жизни, достойный дворняги, которой дают поесть из рук. В результате такой оторванной от реальной жизни стандартизации работники образования вынуждены зарабатывать ту «дельту», которая позволила бы им хоть как-то соответствовать нормальному стандарту жизни. Следовательно, мало того, что работа в системе образования подменяется бессмысленной бумаготворческой методической работой, это еще и работа на неполную ставку, поскольку работа на полную ставку — себе в убыток. Назвать зарплату работника образования нищенской — это цинизм. Нищенские доходы значительно выше. К примеру, раздача листовок оценивается в 150 р/час. Примерно столько же получает лектор со всеми степенями и званиями. В сложившейся ситуации ВУЗы вынуждены принимать студентов для обучения на контрактной основе. Это, как правило, контингент, не прошедший по конкурсу. Таким образом запускается еще одна «мясорубка» убивания творческих сил преподавателя, он должен учить необучаемый контингент. При этом во всех нарушениях образовательных стандартов «виноват» преподаватель. Сдача площадей в аренду ведет к сокращению учебных аудиторий. Следствие — формирование учебных потоков из разнородных специальностей. Запоточенная дисциплина для части аудитории оказывается необеспеченной необходимой образовательной инфраструктурой. Продолжать можно очень долго, и надо быть слепым, чтобы не видеть этой вакханалии. Надеяться на то, что ЕГЭ очистит образование от скверны бессмысленно. Оно направлено на производство «деревянных солдат» Урфин Джуса.

Помнится, на уроках нам вдалбливали любовь к литературе, задавая стандартные темы сочинений типа «образ Онегина, Печорина, Раскольникова…». Можно было подумать, что возможно решение так называемой «обратной задачи» литературного творчества: распиши «образы», их отношения, фабулу, коллизию и твори что-нибудь подобное произведениям классиков. Одна проблема: а кто жизнь вдохнет в такое произведение? Похоже, что именно по таким технологиям создаются современные «бестселлеры» и «блокбастеры», которые забываются через минуту после переключения на другой канал.
А ведь, именно это и является целью постановки стандартных технологий преподавания. Современный преподаватель не имеет права отступать от пунктов стандарта. Это напоминает получение водительских прав, или удостоверения, дающего право работы на электроустановках. Медицина в этом плане стала притчей во языцех. Чего-то мы боимся такой медицины…

Концепция абсолютно детерминированного мира много раз демонстрировала свою несостоятельность, а именно в этой концепции разрабатывается система тотальной стандартизации всех сторон и аспектов жизни нашего общества. Впору поднимать Гоголя и спрашивать «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа…». А всего-то, — надо прислушиваться к мнениям ученых. «Сапоги должен точать сапожник», а систему образования — люди, к ней действительно причастные. Среди людей, причастных к руководству страны, практически не видно «технарей» и «естественнонаучников». В мире ведется гонка наукоемких технологий, а вектор развития российской системы образования развернулся в экономико-юридическом направлении. Если учесть, что выбор этих специальностей обусловлен, в основном, соображениями престижа, то и по этим направлениям Россия не будет впереди планеты всей. Популярные новостные информеры сообщают о самых важных событиях дня.

Автор: Гусев Сергей Альбертович

українська версія: Стаття: Стандартизація на службі інквізиції

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »